Tazar.kg - подводный мир

Подводный мир - природный и искуственный

Продолжение рода у морских рыб — часть 3

Большой каменный окунь сорвался с выступа на скале, заскользил вниз по откосу и где-то в глубине скрылся в расщелине. Ныряю вслед за рыбой. Обрамленный коричневыми кустиками водорослей, все ближе темный провал в скале. Внезапно оттуда выскакивает окунь. Он смотрит на меня, словно встречает врага, вторгшегося в его владение. Эти рыбы всегда бесстрашно встречают человека у входа в свое убежище. Что же они защищают с такой отвагой? На первых порах я пытался искать здесь кладку икры. Но оказалось, что у этого жителя расщелин и гротов плавающая икра. Однажды в августе я заметил двух окуней, кружившихся около подводной скалы. Внезапно они бросились друг к другу и устремились к поверхности воды. Здесь они тесно прижались телами и, кувыркаясь, начали опускаться вниз. И так повторилось несколько раз. Передо мной, без сомнения, был нерест этих рыб. Икринки они выпускали прямо в толщу воды. Кто из них выпускал икринки, а кто — спермии, сказать было невозможно. Дело в том, что эти рыбы обоеполые и в организме каждой из них имеются мужские и женские половые железы. Одна из рыб выпускает икру, другая — молоки. Через какое-то время они могут поменяться ролями. Но наблюдались случаи одновременного созревания половых продуктов у одной и той же рыбы. И некоторые исследователи даже допускают, что у каменного окуня может быть самооплодотворение.

Но каменные окуни не исключение — обоеполыми является и ряд других рыб. Среди них морские карасики, которые также встречаются среди подводных скал и зарослей водорослей.

Я неоднократно наблюдал в июле — августе нерест кефали. В этот период стаи рыб разбивались на небольшие группы. Во главе каждой из них 1—2 самки. Они гораздо крупнее самцов. Сначала рыбы не спеша плыли у самого дна вблизи берега. Затем самцы начали вяло преследовать самок. Постепенно движение рыб ускорилось. Они то кружились в своеобразном хороводе среди подводных скал, то взмывали к самой поверхности воды. Самцы все настойчивее преследовали самку. Иногда она почти полностью скрывалась среди тел самцов, и тогда сверкающий серебром клубок кружился в синей толще воды. Отталкивая друг друга, самцы сжимали самку с боков, и легкое облачко икры и спермы растекалось в воде. Икринки мелкие, едва различимы глазом; десятки и сотни тысяч их повисали в толще воды. Легкая икра кефали всплывала к самой поверхности воды. Здесь происходит ее развитие и выход мальков.

В августе — сентябре недалеко от берега над скалами и камнями, поросшими водорослями, можно видеть стайки мальков кефали. Их легко отличить от мальков других рыб: у них середина спинки не смачивается водой и над этим участком образуется пузырек воздуха. И сверху такая стайка кажется россыпью серебристых пузырьков. Вполне естественно, что такое приспособление должно вводить в заблуждение врагов и скрывать мальков на поверхности моря.

С похолоданием воды мальки отходят от берега и зимой держатся на определенной глубине в области мидиевых отмелей. С наступлением весны и потеплением воды стаи мальков поднимаются из глубины. В этот период они имеют длину всего 2—2,5 см. Но мальки усиленно питаются и быстро растут. И в течение первого года жизни они вырастают длиной до 10 см. Когда кефаль достигает длины 15—20 см и массы 50— 80 г, ее испльзуют в кефалевыростных хозяйствах. Такие хозяйства расположены в некоторых закрытых лиманах.

Обычно кефаль очень осторожна, но в период нереста к ней зачастую можно подплыть вплотную. И как правило, в этот момент гарпун подводного охотника поражает самку, как наиболее крупную в стае рыбу. Такую охоту надо признать злостным браконьерством. Запретить или контролировать подводную охоту очень трудно, поэтому главным инспектором пока остается собственная совесть подводных спортсменов.