Tazar.kg - подводный мир

Подводный мир - природный и искуственный

Морские моллюски — часть 7

Питаются мидиями и многие крупные рыбы, такие, например, как скат, камбала, белуга. Краб также не прочь полакомиться моллюском. Но чтобы добраться до него, ему приходится изрядно потрудиться. Улучив момент, краб проворно всовывает конец клешни в приоткрытую щель между створок и не дает им сомкнуться. А затем другой клешней выщипывает мантию до тех пор,, пока обессиленный моллюск не откроет створки.

Я решил проверить, какое лакомство представляет мидия, и разбил раковину под водой. Тотчас же приплыли небольшие рыбки, из щелей появились крабы, перебирая ножками, приблизились креветки. Считают, что скромный моллюск мидия является одним из основных звеньев в пищевых цепях моря.

В первом плавании в Японском море я познакомился с гигантской устрицей. Знакомство это запечатлелось до мельчайших подробностей. Товарищи, приехавшие сюда раньше меня на целый месяц и успевшие обследовать побережье в окрестностях поселка, повели меня к так называемому водяному причалу. С этого места, как уверяли они, надо начинать знакомство с подводным миром Японского моря. Это был небольшой деревянный причал, к которому подведен водопровод. Сюда за пресной водой подходили рыболовные сейнеры.

Глубина у причала была небольшая, всего 3—4 м. Раздевшись, мы попрыгали в воду. И сразу от необычной картины заколотилось сердце: передо мной зеленой стеной стояли заросли морской травы. Кое-где подымались светло- коричневые и оливковые кусты саргассов. В некоторых местах эти заросли прорезали узкие ущелья, расширяясь в небольшие поляны. На этих полянах лежали невиданные мной раньше морские звезды. Они были розового и лилового цвета, диаметром около полуметра. Среди узких листьев травы извивались зеленоватые рыбы, похожие на небольших змеек. Стайки маленьких креветок толклись между кустами саргассов. Осторожно раздвигая траву, я увидел притаившуюся камбалу. По водорослям переползали небольшие раки-отшельники и неуклюжие, похожие на пауков крабы.

Я удалялся от причала все дальше, и мне попадались все новые и новые животные. Но вот вдали на довольно обширной полянке я заметил какое-то большое белое пятно. По мере приближения его очертание становилось все более четким, и вот передо мной глыба из громадных раковин устриц. Хотя я и знал, что встречу здесь этих моллюсков, но такого не представлял: ведь в Черном море максимальный размер раковин устриц едва достигает 8—9 см, эти же были в длину около 30 см. Крепко сросшиеся в единый монолит, устрицы сидели на лапе якоря, оставленного на дне каким-то сейнером. Волнистые створки раковин были приоткрыты, и между ними виднелся обрамленный складками» мантии щелевидный вход во внутреннюю полость. Складки мантии были похожи на губы, и казалось, что множество открытых ртов втягивает воду. Устрицы, как и мидии, типичные биофильтраторы. В небольшом отдалении от этой друзы я увидел еще одну, разместившуюся на большом обломке камня. По мере удаления от причала глубина становилась все меньше и меньше. Заросли водорослей стали редеть, появились обширные поляны, и наконец я выплыл на обширную мелководную отмель. Здесь начинался сплошной устричник. Широкой полосой (в 10—15 м) тянулся он параллельно берегу.