Tazar.kg - подводный мир

Подводный мир - природный и искуственный

Опасен ли осьминог?

Наконец приступаем к определению силы присоски непосредственно под водой. Прибор для этого несложен — это пружинный динамометр, на конце которого укреплена круглая, гладкая шайба. Осьминога выбираем вблизи берега, у самой поверхности воды. Не делая резких движений, Володя подплывает к осьминогу, который спокойно лежит между двух каменных глыб. Его туловище как бы увеличивается в размерах. И как обычно, он распускает щупальца. Володя крепко прижимает одно щупальце, аккуратно линеечкой измеряет диаметр присоски, а затем прикладывает к ней шайбу динамометра и измеряет силу до отрыва шайбы. Измерения повторяет он на разных присосках несколько раз. Сила их превзошла наши ожидания: присоска диаметром 3 см выдерживает 2,5—3,5 кг. Это очень много: ведь присосок у осьминога сотни. Даже если он часть из них приведет в действие, то суммарное усилие может составить десятки и сотни килограммов.

У этого осьминога щупальца длиной около метра. Но мы вдвоем не можем его оторвать от поверхности камня. Упираясь ногами в камень, пыхтим, стараемся. Но тщетно. Скорее можно разорвать его пополам. Пока отдыхаем, осьминог заползает в узкую щель под камнем. Отсюда его уже не вытащишь. Но я знаю способ, как его изгнать из этого убежища: ищу на берегу тонкий прут, запускаю в расщелину и начинаю сзади щекотать и покалывать осьминога. Терпит он долго, но наконец не выдерживает и выскакивает из расщелины. Даю ему успокоиться и этим же прутом подгоняю его в глубину. Осьминог безропотно движется в нужном направлении. Володе смешно: я похож на пастуха, а осьминог на кроткую овцу. Наконец глубина достаточная. И опять Володя ныряет с динамометром к осьминогу. Пока он измеряет силу присосок, осьминог крепко обхватывает его щупальцами. Я уверен, что стоит осьминога оставить в покое — и он отпустит Володю, в крайнем случае я приду на помощь и освобожу его от этих объятий. Но все равно по спине пробегает холодок. А Володя верен себе: не спешит, выбирает щупальца потолще, присоску побольше, делает все основательно. Производит дополнительные измерения, уже сверх программы. Наконец я облегченно вздыхаю — измерения окончены. Усилие, с которым прилипает присоска, с глубиной заметно увеличилось. Полученные данные лишний раз подтвердили большую силу осьминога. И мы с Володей делаем безоговорочный вывод: крупных осьминогов надо опасаться, им ничего не стоит удержать человека под водой. И шутить с ними неопытному пловцу нельзя.

Плавать в нашей бухте было очень интересно, но со временем нам захотелось узнать, что же делается в других местах. Первый поход в соседнюю бухту был неудачен. Это казалось странным. Ведь лучшего места не придумаешь: глубокие ущелья, просторные гроты и пещеры, завалы крупных камней, больше рыбы и крабов. И ни одного осьминога. Зато у дальнего мыса было все наоборот: совершенно пустынная отмель заканчивалась каменной грядой. Плывя вдоль нее, я заметил небольшого осьминога. Рассматриваю его и вдруг чувствую сзади какое-то движение. Скосил глаза и невольно отпрянул: с другой стороны камня поднялся и навис надо мной громадный осьминог. Туловище как мешок. Длиннющие щупальца толщиной с руку. Казалось, он с любопытством рассматривает меня. Я осторожно дотронулся до его щупальца, в ответ он слегка покраснел, но тут же успокоился и перестал обращать на меня внимание. А недалеко, прямо на пустынной отмели, я увидел еще такого же гиганта. Почему-то на ум пришло сравнение с медведем. Чем-то они их неуловимо напоминали. И когда теперь меня спрашивают, каких самых больших осьминогов я видел, говорю: примерно с медведя, или с большого медвежонка. А более определенно, осьминог массой примерно 50 кг, длина каждого щупальца около 2 м. Следовательно, с размахом щупалец он займет 4 м. Самые же крупные осьминоги у берегов Приморья, по некоторым сообщениям, могут достигать длины 4 м, считая от конца туловища до конца вытянутых в длину щупалец. Размах щупалец такого осьминога может быть около 5 м, масса — 70—80 кг.

Но в океане могут быть еще более крупные животные. Я встречал несколько сообщений о гигантских осьминогах у берегов Камчатки. Вот одно из них: «Плавно падая на грунт, водолаз левой рукой наткнулся на какой-то упругий предмет. В то же мгновение он почувствовал, как его сильно дернули за руку,, стиснули ее от кисти до предплечья, а секунду спустя ноги и поясницу сжало могучими тисками. Перед иллюминатором конвульсивно поеживались мертвенно-бледные, огромные, величиной с чайное блюдце, присоски. Но вот обжим начал понемногу слабеть, зашевелилось одно, другое, третье щупальце: осьминог, видимо, собирался воспользоваться добычей. С каждой минутой все больше жгутов ощущал на себе водолаз, все плотнее прижимало его к упругой массе тела... Водолаз был поднят на поверхность вместе с осьминогом... Все на палубе замерли, увидев на тросе стрелы огромнейшее чудовище, из-под скрученных Щупалец которого виднелись только шлем и галоши водолаза. Эта необычная гроздь проплыла в воздухе и опустилась на палубу».

И хотя этот отрывок взят из серьезной книги о водолазном деле, я долго относился к нему с недоверием, считая, что здесь очень сильно преувеличены размеры животного. Но знакомясь с научной работой о головоногих И. Акимушкина — признанного авторитета в этой области, я прочитал, что в северной части Тихого океана встречается очень крупный вид, который может достигать гигантских размеров (более 5 м в диаметре).

Надо добавить, что описанный случай с осьминогом произошел у Западного побережья Камчатки, в Охотском море. А здесь встречается в большом количестве крупнейший рак — камчатский краб. Может быть, на этой обильной пище и вырастают отдельные осьминоги до гигантских размеров? Конечно, трудно даже представить такого осьминога под водой и поверить в его существование. Но все же хотелось бы, чтобы такое великолепное животное существовало. И теперь у меня есть мечта — попасть в воды, омывающие Камчатку.

На следующий день после встречи с «медведями» начался шторм. А когда море утихло, мы уже не обнаружили этих осьминогов. В нашей же бухте был полный порядок — все осьминоги были на месте. Недоставало только одного, который жил у самого берега, но, плавая вечером, я заметил осьминога, ползающего среди камней. На его перепонке виднелась наша метка, значит, и этот вернулся.